РАБОТЫ | ПОЭЗИЯ | Апокриф от Иисуса

Апокриф от Иисуса

В течение десяти лет я не обращался к поэтической форме выражения своего внутреннего состояния, считая этап поэтического творчества законченным навсегда. Однако, работая над главой книги «Уроки из Будущего» об Иисусе Христе («Я есть Путь, и Истина, и Жизнь»), я вдруг почувствовал настоятельную необходимость изложить представленный в ней глубочайший по содержанию материал, касающийся корневых истоков Учения Христа, в предельно лаконичной, образной форме. Для реализации этого замысла пришлось вновь обратиться к поэзии. Ранее я отчасти пытался разработать эту тему в поэтическом цикле «Троица» — о Древней Руси и творчестве Андрея Рублёва, но тогда моё сознание находилось преимущественно на ментальном уровне и не могло в полной мере вместить сокровенную суть Учения Спасителя.


Имеющим глаза и уши


Кто Я для вас — наставник, друг, пророк ли?
Открою вам, Мной избранные, тайну:
Я Божий Сын — не больше и не меньше.
Пусть кто-то назовёт Меня безумным
И обвинит во лжи и богохульстве.
Отец и Я — одно. Едины Духом.
Во Мне Он — Я в Нём. Мы неразделимы.

Для всех Я плотник. Просто сын Марии.
Что путного-то ждать из Назарета?!
Ведь если что-то в мире и родится,
Достойное хоть толики вниманья,
То где-то далеко — никак не рядом.
Давно известно правило такое —
В отечестве своём не быть пророком.

Мне помнится: ещё в далёком детстве
Открылась сердцу трепетная тайна,
Что не от мира Я сего рождённый
И Путь Мой на Земле начертан Богом.
С тех пор все дни, отмеренные Свыше,
Я проводил в молитвах и раздумьях,
До времени Себя не открывая.

Мне с детства стало больно очевидным,
Что мир, во зле погрязший и в раздорах,
В неведенье слепом и раболепстве,
Не должен быть таким прискорбно жалким.
А люди, что вокруг, — в своих заботах
Понять Меня не только не сумели,
Но даже объявили сумасшедшим.

Прослышав про пророка Иоанна,
Крестившего народ на Иордане,
О Царствии Небесном возвещая
И о приходе нового Мессии,
Я понял разгорающимся сердцем,
Что пробил час великого свершенья —
И суждено теперь родиться в Духе.

Войдя с молитвой в воды Иордана
Принять обряд Иоаннова крещенья,
Я тотчас странной лёгкостью отметил
Сошествие в Меня Святого Духа.
Незримая доселе Нить Господня
Вдруг засветилась вся и стала явью,
А Иоанн изрёк: — Сё Сын Господний.

Как только Божий Дух сошёл Мне в тело,
Растёкшись по нему живой свободой,
Глас Свыше повелел идти в пустыню
И там, в посте и ревностных молитвах,
Подвергнувшись суровым искушеньям
(Не кем-нибудь — самим же сатаною),
Искать с Отцом прямого единенья.

И первое, что предложил Мне дьявол:
Используя Божественную волю,
Немедля обратить в хлеба каменья,
Насытив человеческое стадо
Заманчивыми благами мирскими.
Но Я ему, не мешкая, ответил:
— Жив человек не только плотской пищей.

Однажды, как-то на горе высокой,
Мне дьявол предложил все царства мира,
Чтоб Я один — жестокостию власти —
Повелевал народами слепыми,
На что Я искусителю ответил:
— Уйди, Я только Богу поклоняюсь
И лишь Ему во всём служить намерен.

Ещё одно слепое искушенье
Я испытал уже в Иерусалиме.
Там на высокой храмовой площадке
Мне: — Бросься вниз! — воскликнул чей-то голос
В надежде, что, свидетельствуя чудо,
Толпа, Меня увидев невредимым,
Сочтёт тотчас искусным чародеем.

И только после громких искушений,
Сомнений тяжких и нелепых страхов
Во Мне душа Господняя открылась —
То нечто, вечно бывшее со Мною,
Но до поры укутанное чем-то
И больно не дающее покоя
Неполнотой Божественного чувства.

Ничто в нас так настойчиво не просит
Из века в век, из года в год родиться,
Как то, что называется душою, —
Не той душою, что понятна многим,
Слезливою и падкою до чувства,
До мелочных и трепетных желаний,
А истинной душою — что от Бога.

Но голосок Божественной природы
Разгулом мыслей, чувств и бурной страсти
Совсем приглушен, словно похоронен.
А надобно его вовсю услышать —
До боли, до пронзительного нечто,
Которое б всю жизнь перевернуло
И заново заставило родиться.

То самое пронзительное нечто
Есть Божий Дух, вливающийся в тело,
Сочащийся сквозь мрачные оковы,
Ломая мёртвый груз тысячелетий.
А прошлое, с невиданным оскалом,
Вгрызаясь в душу, прежде чем исчезнуть,
Рождает непридуманные страхи.

Как псы из бесконечных подворотен,
Они готовы заживо загрызть в вас
Стремление к Божественному свету.
А вслед за ними полчища соблазнов
Толкают вас в обыденность мирскую.
И главное сомнение приходит —
Сомнение в существованье Бога.

И наконец в невиданном смятенье,
В терзаниях ума, в боязни смерти,
Когда одно лишь хочется — исчезнуть,
Мелькает мысль — отдаться в руки Бога;
И сразу удивительная лёгкость
Блаженством растекается по телу,
И страхи вмиг куда-то исчезают.

И тут же потрясённое сознанье
Становится немало удивлённым,
А первое проснувшееся чувство —
Что Мир един и ты его частица,
Нетленная, согретая Любовью,
Что лишь Любовь, Любовь — всего основа
И Вечность простирается повсюду.

Внутри — невероятная свобода,
Свобода от условностей и страхов,
От лжи, от лицемерия, от скверны,
От вычурных желаний и сомнений,
От рабских и возвышенных порывов;
И хочется со всеми поделиться,
Что наконец рожденье состоялось.

Теперь Я был как есть в руках Господних.
Его тепло и чуткое вниманье
Всё существо Моё наполнили Любовью.
Бессмертия нектар, вливаясь в тело,
Ввергал всю плоть Мою в Единство Мира.
И каждое страдание людское,
Рождённое невежеством и страхом,
Во Мне будило море состраданья.

И с той поры, движимый состраданьем
И волей непреклонною Отцовой,
Увидел ясно Я Своё служенье
И поприще грядущее земное.
А потому вам, избранные Мною,
Открыл Себя как Сына Человека,
Ведущего вас в Царствие Господне.

Так стали Мне пронзительно понятны
Слова ветхозаветного Исайи
О Ме́ссии грядущем, что в страданьях —
Отверженный, за Истину гонимый
И взявший на Себя грехи людские —
Безмолвно принял смерть, всех вас спасая.
Вот эти откровения Исайи:

Кто поверит слышанному нами?
И кому открылась сила Ягве?
Перед Ним Он взошёл, как росток,
Как побег из корня в земле сухой.
Не было в Нём ни вида, ни величия,
Что к Нему влекли бы,
Ни благоволения, что пленило бы нас.
Презираем и отвергнут людьми был Он.
Муж скорбей, изведавший мучения.
И как человека отверженного
Мы ни во что не ставили Его.
Он же взял на Себя наши немощи
И понёс наши болезни.
Думали мы, что Он поражён,
Наказан и унижен Богом,
А Он изранен был за грехи наши
И мучим за беззакония наши.
Он принял на Себя кару для спасения нашего.
И ранами Его мы исцелились.
Все мы блуждали, как овцы,
Каждый своею дорогой,
Но Ягве возложил на Него грехи наши.
Истязаемый, был Он покорен
И в муках не отверз уст;
Как агнец, ведомый на заклание,
И как овца перед стригущими её — безгласна,
Так и Он не отверзал уст Своих.


Вы ждали от Меня благих поступков,
Сухого мессианского величья
И дерзких шумных выпадов ко власти,
А потому законно возмущались,
Когда общался Я как есть на равных
С блудницами и мытарями злыми,
Погрязшими в грехах и сквернословье.

И невдомёк вам было, что нуждались
Они в Господнем слове много больше,
Чем те, кто соблюдал себя пристойно,
Но был далёк от Господа безмерно.
Ведь нужен врач не тем, кто прозябает
И излучает праздное довольство,
А тем, кто в этот час серьёзно болен.

Мне ставится в упрёк благоволенье
И к женщинам, особенно к Марии.
Да, женщине значительно труднее
В своей природе тесно слиться с Богом,
Но если это всё-таки свершится,
То сила этой связи колоссальна, —
Тут просто меркнут карлики-мужчины.

Потом вы упоительно пленялись
Моими чудесами исцеленья,
Которые творил Я Божьей волей.
И немощи телесные сдавались
У тех лишь, кто, в Мою уверовав силу,
Не допустил и толики сомненья
В Божественном её происхожденье.

Но главное — Я дал вам Путь кратчайший
В стучащееся Царствие Господне —
Путь сердца, открываемый молитвой,
Путь абсолютной преданности Богу,
Земной путь покаянного смиренья,
Творимый Божьим Духом неустанно
В нетленном храме вашего же тела.

Готовые пойти за Мною следом
Без колебаний, робости и страха,
К вам обращаюсь: — Будьте совершенны,
Как совершенен ваш Отец Небесный!
И никаких поблажек, послаблений,
Тревожной суеты и компромиссов
На выбранном Пути иметь не должно.

Входите только тесными вратами.
Находят их немногие, но знайте —
Лишь узкий путь и долгое терпенье
Приводят прямо в Царствие Господне.
Широкие ж врата ведут в погибель,
Но многие в них путь свой устремляют
И следуют пространною дорогой.

Широкая дорога — это, впрочем,
Не только путь безбожников отпетых,
А тех, кто фарисейскими речами
И постными кривляниями в храме
Пытается умилостивить Бога
И в Царствие Господнее проникнуть,
Не поступившись благами мирскими.

Всех вас, кто бдит и чутко внемлет слову,
Я призываю стать к вратам заветным.
И если вы всё сказанное Мною
Как откровенье примете Отцово
И будете не головой, а сердцем
Готовы без сомнения исполнить, —
Откроется вам узкая дорога.

Во-первых — оставляю вам молитву.
Она и есть — прямое обращенье
К Небесному Отцу без многословья.
Но не молитесь так, как лицемеры,
Что в синагогах и на перекрёстках
Прилюдно изливают свои речи.
Молитесь втайне — искренней душою.

Молитесь за закрытыми дверями,
Молитесь тихо и немногословно,
И будете услышаны Всевышним.
Всевидящий Отец прекрасно знает,
В чём каждого нужда, и не замедлит
Воздать ему положенное Свыше
Без вашего на то напоминанья.

Сумейте уловить открытым сердцем
Глубокий смысл предложенной молитвы.
А главное — безропотная сдача
В Отцовы руки, сдача без условий,
И искренняя воля к единенью, —
Без этого молитва вмиг мертвеет
И станет бесполезным ритуалом.

Молитесь так:
Отче наш, Который на Небесах!
Да святится Имя Твоё,
Да придёт Царство Твоё,
Да будет воля Твоя
И на Земле, как на Небе.
Хлеб наш насущный дай нам сегодня
И прости нам долги наши,
Как и мы прощаем должникам нашим,
И не введи нас в искушение,
Но избавь нас от лукавого,
Ибо Твоё есть Царство и сила,
И слава вовеки.
Аминь.


С Отцом общайтесь в сердце ежечасно:

«Отец Небесный, я Твой сын заблудший,
Рождённый и воспитанный Тобою,
Но, в ревностном неведенье своём,
Тебя забывший в праздничных утехах,
В мирских заботах, в суете бездумной,
К Тебе я обращаюсь, Отче Славный,
Как сын, своё сыновство осознавший.

Пусть имя несравненное Твоё
Святится и пребудет в сердце нашем,
И приобщит нас к тайне Мирозданья,
Которой Ты владеешь безраздельно,
Вернёт нас, по неведенью заблудших,
На выстланную Истиной дорогу,
Что в Царствие Твоё ведёт нас, смертных.

Мы ждём, чтоб Ты навеки воцарился
Во всём Своём раскрывшемся Творенье,
Став нашим долгожданным Господином.
Да будет лишь Твоя Святая воля
И на Земле, как в Царствии Небесном,
И станем мы послушными рабами
Тебе в сыновней преданности, Отче.

Дай хлеб нам наш насущный на сегодня,
И столько — сколько посчитаешь нужным.
День завтрашний в Твоих руках всецело, —
О нём заботы вовсе не имеем,
Как птахи малые, щебечущие в небе.
Вся наша жизнь, как зёрнышко Творенья,
Тебе принадлежит, Отец Небесный.

Прости, Отец, нам, грешным, долг сыновний,
Который мы Тебе не часто платим.
Но пробил час — прозренье наступает.
Мы должникам своим грехи простили
И осознали грех перед Тобою, —
Огромный грех, сравнимый разве с ночью,
В которой свет, того гляди, забрезжит.

О, Отче славный, не вводи нас, грешных,
Подчас во искушение слепое,
Где властвует гордыня и желанья,
Гнездятся где лукавого проделки,
Звериными гримасами играя.
Избавь нас от лукавого, о, Отче,
Детей Своих послушных, но упрямых.

Отец наш, милосердный и всесильный,
Тебе принадлежим душой и телом.
Любви Твоей не принявшие сразу,
Теперь храним Её как драгоценность
И отвечаем искренней любовью,
Зажжённою навеки в нашем сердце
Тобой — наш Властелин и Охранитель».

Второе, — надо бодрствовать всё время,
Чтоб каждое движение сознанья
Пред вами было каждое мгновенье.
Не попускать, чтоб мысли и желанья
Тревожным пленом вас одолевали,
А коль случится всё-таки такое,
Сердечную молитву сотворите.

И в-третьих, — все греховные позывы,
Худые помышленья и поступки
Лечите покаянием немедля.
Не позволяйте тяжести греховной
Осесть глубо́ко, замутняя душу,
И каждое мгновение сознаньем
Умейте видеть всё, что вы творите.

А ко всему — смирение и ровность.
На гнев любой, на зло и на насилье
Ответ один — смиренная улыбка.
Молитесь за того, кто вас обидел,
Кто ненавидит вас и проклинает,
Тогда смирение — отнюдь не слабость,
А сила, укрепляющая дух ваш.

Пусть неудачи, радости и скорби,
Удачи, поражения, потери
Не поколеблют ваше равновесье,
Не всколыхнут эмоциями душу,
Заставив петь, негодовать иль плакать, —
Так всё в конце концов в руках Господних
В огромную победу обратится.

Ни ближних не судите, ни далёких, —
Сучок в чужом глазу, бесспорно, виден,
Но в собственном — бревно едва ль заметишь,
Пока сознаньем внутрь не обратишься
И не увидишь суть своих ошибок.
Не мерьте мир неведения мерой,
Откройте прежде истинную душу.

Не поощряйте грех прелюбодейства
И прочие нечистые соблазны.
И не клянитесь ни Землёй, ни Небом,
Ни головою, ни детьми своими,
Поскольку всё воистину вершится
В руках Господних, по Господней воле,
А потому — что до́лжно, то и будет.

Не опьяняйтесь призрачным богатством,
Не зарьтесь на владения чужие
И зависти враждебной не питайте
К тем, кто в мирских купается успехах.
Всё это яро зрит Отец Небесный.
Так, верный в малом — и во многом верен,
Неверный в малом — и во всём лукавит.

Кто жизнь свою как есть сберечь намерен,
Её он потеряет непременно.
А тот, кто жизнь ради Меня положит,
Тому Отец Жизнь Вечную дарует.
Оставьте суету сует немедля,
Берите крест и следуйте за Мною, —
И по делам вам Господом воздастся.

Когда нечистый дух из дома изгнан,
А дом — хоть выметен и прибран — пуст,
То тот же дух с компанией зловещей
Вернётся в дом, — и горе той душе,
В которую компания вселится.
А потому очищенную душу
Немедля Божьим Духом наполняйте.

Покуда же гнездится в вас гордыня
И Богом не обузданная воля,
Стремящаяся быть, владеть и царствовать,
Вам с Духом Божьим ввек не породниться.
Лишь ваше «я», в неведенье упрямом,
Грустить, негодовать и лгать способно,
Собою подменяя волю Божью.

В молитвах чистых и сердечном бденье,
В смирении святом и покаянье
При абсолютной преданности Богу —
Ваш Путь нелёгкий, политый терпеньем.
А если вас уныние настигнет
И что-то поколеблет вашу веру,
Глядите — то лукавого проделки.

Я дал вам Путь прямого единенья
С Отцом Небесным. Следуйте немедля!
Оставьте мир покойников смердящих,
Решитесь на духовное рожденье,
Оставьте всё, мешающее Делу!
Коль близкие мешают, — их оставьте!
Ищите братьев родственных по духу.

Не думайте, что Я пришёл нарушить
Закон или послания пророков, —
Напротив, Я пришёл сие восполнить
И вас направить нужною стезёю,
Ибо ничто не станет из Закона,
Пока всё не исполнится до йоты,
Пока Земля и Небо не сольются.

Я сею Слово Божие меж вами,
А примется Оно или зачахнет —
Зависит целиком от вашей воли.
К одним немедля сатана приходит
И Слово это тотчас похищает.
Другие Слову вроде бы внимают,
Но грязнут всё ж в заботах и соблазнах.

А третьи Слово с радостью и рвеньем
Приемлют, и казалось бы, всем сердцем,
Но, повстречавши трудности и скорби,
В непостоянстве вдруг охладевают.
Лишь движимые волею Господней
Приносят плод воистину обильный
И сеют Слово Божие повсюду.

Остерегайтесь лживых фарисеев
И книжников лукавых сторонитесь.
Слова верны их, но поступки — лживы,
А потому всё, сказанное ими,
Как есть мертво и не пробудит душу.
Я дал сему кичащемуся сброду
Размашистую отповедь прилюдно.

О, горе, фарисеи, вам и книжникам,
Пороком лицемерия закрывшим
Путь в Царствие Небесное тем людям,
Которые к тому имеют жажду.
Топчась у вожделенного порога,
Вы так и не открыли Врат Господних
И всем входящим двери заслонили.

В безумной жажде новообращенья
Вы ищете доверчивую жертву
И в крепкой паутине сладкоречья,
Лишённого Божественного Духа,
Впиваетесь в неё смертельной хваткой,
Из сердца изгоняя милость Божью,
И делаете вмиг рабом геенны.

О, горе вам, «благие» лицемеры,
Платящие исправно дань мирскую,
Но начисто забывшие о долге
Небесному Отцу. О Нём лишь всуе
Упоминаете в своих молитвах
И красочных церковных ритуалах,
Лишённых искры преданности Богу.

Снаружи вы чисты и благоверны,
Но в помыслах своих и начинаньях
Полны невоздержания, и алчность
Гнездится в вашем высушенном сердце,
А посему во всех своих деяньях,
Отцеживая мелкую букашку,
Вы целиком глотаете верблюда.

Вы словно подновлённые гробницы —
Красивые снаружи, но по сути
Полны костей и всяческого хлама.
Обманутые люди почитают
За праведников вас, и невдомёк им,
Что черви лицемерия взрастили
Внутри вас беззаконие сплошное.

Хотите вы от Бога откупиться
Обрядами и мёртвыми дарами,
А людям, жадно ищущим спасенья,
Внушаете, что ключ от Врат Господних
У вас — куда надёжнее?! — хранится
И только вы владеете секретом,
Как подвизаться в Царствие Господне.

О, горе, фарисеи, вам и книжникам,
Что строите гробницы для пророков
И памятники праведным блюдёте,
И лицемерно в голос говорите,
Что не пролили б кровь посланцев Бога.
На деле же — кровь праведников Божьих
Лежит на вас, змеиное отродье!..

Не как судья Я послан был на Землю
Отцом Моим, а послан как Спаситель,
Чтоб верующий всяк обрёл спасенье,
Жизнь Вечную, нетленную имея.
До той поры, пока Земля во власти
Страдания и смерти, — горе людям.
Бессмертие — вот истинно лекарство.

Суд Божий исподволь вершится,
Не судится лишь верующий в Сына
И в Свет, который Он низверг на Землю.
А те, кто тьму всех больше возлюбил
И тёмные дела свои справляет,
Собой уже наказаны стократно,
И Страшный Суд лишь довершит сё дело.

Я бросил в мир Божественное пламя,
Чтоб заразить всех жаждущих Любовью.
Её всесокрушающая поступь
Дух Истины пробудит в вашем сердце,
И каждый, кто отважится на подвиг, —
До той поры, пока не вспыхнет Пламя,
Отцом и Мною будет охраняем.

Вам, избранные Мной, гореть, доколе
Весь мир не вспыхнет пламенем Господним,
И каждый, кто предстанет перед Богом,
В Огне том иль очистится, иль сгинет.
А всем, кто будет спрашивать о сроках,
Отцовыми словами отвечайте:
«Готовы будьте каждое мгновенье!»

Лишь те, кто без сомнения со Мною,
Кто рядом и внимает чутко слову,
Мной сказанному, посланному Свыше,
Готовые немедленно собраться
У тесных врат, стремительно ведущих
Путём кратчайшим в Царствие Господне, —
Лишь те огнём Божественным хранимы.

А те, кто у широких врат столпился,
Кто ищет хитроумные лазейки,
Кто неуёмен в страсти и в желаньях
Кто царственно купается в гордыне,
Кто лицемерит пред Отцом и Мною,
Кто слову Моему никак не внемлет, —
Тех ждёт конец воистину ужасный.

Но самый тяжкий грех во всей Вселенной
Падёт на тех, кто, силясь в тщетной злобе,
На Божий Дух хулою разразится
Иль выкажет сомнение слепое
В действительном Его существованье.
И горе тем, кто, дьяволом подзужен,
Сказать такое всё же соблазнится.

О горе вам, погрязшие в разврате,
В братоубийстве, лжи, жестокосердье,
В невежестве и бесконечных склоках, —
И нет тому ни капли оправданья.
О горе вам, кто в праздности животной
Моим словам нисколечко не внемлет
И Нас с Отцом хулою одаряет.

И каждому из грешников лукавых
При жизни справедливое воздастся —
Кому-то в неудачах и болезнях,
Кому-то в страхах и душевных муках,
А кто-то вовсе разума лишится.
Всех, не сумевших знак понять Господний,
Ждёт впереди ужасное посмертье.

Пришествие Моё на эту Землю
Не принесёт покоя стадным людям.
Не мир пришёл Я бросить в их обитель,
А горечь, разделения и войны.
Не приторная речь Моё оружье, —
А Меч-Огонь, разящий беспощадно
Всё ложное и должное исчезнуть.

Я этот Меч вложу в сердца живые
Мной избранных и Господом хранимых.
Они-то, возгораясь Духом Божьим,
И станут, наконец, той грозной силой,
Которая планету взбудоражит —
Народы, страны, равно как и семьи,
Разделит на враждующие станы.

И в этом нескончаемом бедламе
Слова уже не возымеют силу.
На разных языках всяк говорящий,
Лелея только алчущее «эго»,
Не видит дальше собственного носа,
А если и клянётся словом честным,
То только чтобы враз его нарушить.

А кто-то в этой кутерьме жестокой
Способен будет и на ликованье —
Безумное и полное разврата.
А кто-то, в вечно мрачном опьяненье
Стараясь окончательно забыться,
Вдруг, проклиная всё на белом свете,
Накинет петлю скользкую на шею.

Иные же в фальшивых поклоненьях
Под страхом смерти к Богу обратятся, —
Начнут грехи свои ничтожные замаливать,
Чтоб выторговать у Него спасенье.
Но, не дождавшись нужного ответа,
Хулой последней в Небо разразятся,
Тем самым довершив своё паденье.

А избранные Мною, сокрушая
Огнём-Мечом пылающего сердца
Всё лживое и низкое на свете,
Стоят скалою твёрдой, неприступной
В бушующем страстями океане
И, сохраняя подлинную ровность,
Свет Истины в немногих зажигают.

Они, в ком Дух Господний возгорится,
В молитве, что из сердца, неустанной,
В смирении и праведности строгой
Найдут себе надёжную защиту
Средь хаоса и сумрака слепого,
И под Господним неусыпным оком,
Всё претерпев, в конце концов — спасутся...

А помните, три верные собрата,
Как вы к Великой тайне прикоснулись?
Во время Моего Преображенья
Вам довелось воочию увидеть,
Как бренное страдальческое тело,
Охваченное пламенем Господним,
Становится божественно-нетленным.

Поток невыразимого блаженства,
В котором мелкой дрожью трепетали
Все клеточки проснувшегося тела,
Соединив безмерною Любовью
Меня с Отцом и с Царствием Господним,
Вобрал и вас в неведомое Пламя,
Сменяя страх невиданным восторгом.

И тут во Мне прозрение случилось:
То знак был подан Царствия Господня
Грядущего пришествия на Землю
Меня, во всём могуществе и силе,
Вершить, трубя суд праведный и скорый,
Людские судьбы в пламени Господнем
И отделить все плевелы от зёрен.

Вам, избранные Мною, открываю
Грядущего тяжёлую картину,
Которая случится непременно
Пред тем, как вновь сойду на эту Землю.
Прислушайтесь к словам Моим всем сердцем, —
Лишь слух сердечный уловить способен
Всю глубину поведанного Мною.

Во-первых, берегитесь, чтобы кто-то,
Под именем Моим в миру ходящий,
Вас ни прельстил коварными речами,
Способными разрушить вашу веру
И обратить стремление Господне
В стремление служения мамоне
И прочим сатанинским интересам.

Вам скажут, что любовь дана в награду
От Господа и пользоваться ею
Вам надобно, сливаясь тесно плотью,
Намеренно забыв сказать при этом,
Что плотская любовь — для зарожденья
Лишь новой плоти, а не для забавы,
Что разжигает дьявольскую похоть.

Вам скажут также именем Господним,
Что для того, чтоб истинная вера
Торжествовала, надо непременно
Пойти с мечом на братьев и соседей
И, захватив истерзанные земли,
Держать в повиновении и страхе
Детей и жён, оставленных мужьями.

Другие же — от имени Христова —
Засыплют чудесами исцеленья,
Знамениями разными одарят,
Чтоб соблазнить легко- и маловерных.
И всякий обольщённый неизбежно
Становится противником Господним,
От Царствия безмерно удаляясь.

Иные соблазнители найдутся
И призовут вас громкими речами
Под праздничные траурные марши
Без колебаний кесарю отдаться,
Поставив государство выше Бога,
Стать винтиком послушным в механизме,
Где правит сила, ложь и лицемерье.

Что будет зваться церковью Христовой, —
Труп Истины, которая от Бога,
Её туманный, слабый отголосок.
А правильное внешне духовенство
Погрязнет в лицемерии и букве,
И лишь в душе подвижников немногих,
Мной избранных, дух Истины пребудет.

Весь мир в вертеп торговый обратится, —
Единственною мерой станут деньги.
Понятия о совести и чести
В их звоне незаметно растворятся,
А каждый, кто о них когда-то вспомнит,
Отмечен будет жадною толпою
И изгнан из пирующего стада.

Придёт пора, и в бесконечных войнах
Погрязнет мир, но вы не ужасайтесь, —
Так должно быть, сие неотвратимо
И входит в план Господний изначально.
Сей план не есть Господняя жестокость,
Он мог, в конце концов, не состояться,
Будь человечество не так упорно
В своём невежестве и отрицанье Бога.

Не только войны — голод и болезни
Обрушатся на головы народов.
Устав от бесконечных войн и распрей,
Земля местами сильно содрогнётся —
Стряхнуть с себя людские нечистоты,
Тем самым указуя маловерным,
Что Мир един и плоть его — от Бога.

Наступит несравненное раздолье
Для магов, колдунов и лжепророков,
А некоторые, шумно или тихо,
Вам именем Христовым назовутся.
Несчастные, прельстившиеся ими,
Поверившие в мёд увещеваний,
Обречены на скорую погибель.

Предательство родится повсеместно,
А ненависть своим сильнейшим ядом
Отравит искалеченные души,
И по причине страшных беззаконий
Любовь во многих вовсе охладеет.
Вам, избранные Мною, надо помнить:
Лишь претерпевший до конца — спасётся.

И в это ужасающее время
Животная толпа возненавидит
Всех, молвить слово Истины посмевших,
В чьём сердце пребывает Дух Господний.
А палачей услужливые руки
Подвергнут их мучениям и пыткам
И медленную смерть принять заставят.

И вдруг — среди стенания и скорби —
Померкнет солнце, свет луны померкнет,
С небес падут стремительные звёзды
И силы поколеблются земные.
О дне и часе грозного свершенья
Никто не знает, — лишь Отец Небесный
Сей Тайною великою владеет.

А потому — в смиренье и молитвах,
В сердечном покаянии и бденье
Готовы будьте каждую минуту
К Пришествию поруганного Сына
И ангелов Моих, громоподобных,
Для жатвы человеческого поля
И отделенья семени от плевел.

И в этой жатве истинное семя
Составят только избранные Мною
Да праведники, внемлющие Слову.
Очищенные пламенем Небесным,
Они — всё претерпевшие без стонов,
Без пагубных сомнений в воле Божьей —
Войдут немедля в Царствие Господне.

Другие же — во множестве несметном,
Творящем беззакония, соблазны, —
В неверии погрязнув и разврате,
Составят вместе дьявольское семя,
Которое, как плевелы сухие,
Сгорит бесследно в пламени Небесном
С стенаньями и скрежетом зубовным.

Всё, что Я дал вам, бережно храните
И донесите жаждущим свободы,
Но берегитесь, ибо те же люди
Вас предадут, Моё услышав имя.
И не заботьтесь, что сказать в ответ им.
В судилищах и сборищах позорных
В вас Божий Дух заговорит открыто.

Не бойтесь тех, кто убивает тело, —
Души убить они не в состоянье.
Остерегайтесь тех, кто может душу
И трепетную плоть в геенну ввергнуть,
И предоставьте жизнь свою всецело
Отцовой воле, ибо лишь один Он
Все ваши нужды зрит и разумеет.

Всяк, голос Мой до сердца доносящий,
Предстанет пред Отцом Моим Небесным,
А от Меня отрёкшийся прилюдно
Мной пред Отцом Моим отвергнут будет.
Кто мать свою или отца возлюбит
Сильнее, чем Меня, — любовью сына,
Тот не достоин Моего вниманья.

Я — жизни Хлеб. Ко Мне всяк приходящий
Не ощутит ни голода, ни жажды.
Я накормлю вас собственною плотью,
Которую отдам, и очень скоро,
За то, чтоб жизнь вовек торжествовала.
Тогда, в момент Моей телесной смерти,
Бессмертья Дух пространственный родится.

Сие услышав, многие из близких
Меня покинут, разочаровавшись
В своих мечтах о Царствии грядущем
Со Мною во главе — они ж у трона.
И близкие из близких усомнятся
В словах Моих и твёрдых обещаньях
В Жизнь Вечную дорогу указать им.

К вам, до сего момента не понявшим,
Что Я и есть Путь, Истина и Жизнь,
Слова Мои Я снова обращаю,
Ибо опять сбывается Писанье,
Что мир Творца же своего не принял.
Лишь тем, кто принял, — коих очень мало —
Он дарит власть стать чадами Своими.

Всё, что есть Я, — слова Мои, поступки
И преданность Отцу без оговорок, —
Путь Истины, в Жизнь Вечную ведущий.
И нет других затейливых секретов
И скорых чудодейственных рецептов
Познать Творенье Божие в Единстве,
Любви и Бесконечности щемящей.

Я вижу — вы, Мной избранные, в целом
Уверены, что полностью со Мною, —
И всё же пресловутая гордыня,
Питающая алчущее «эго»,
Вас заставляет двигаться с оглядкой,
То погружая в мрачные сомненья,
То в прошлое внезапно возвращая.

Чтоб поразить коварную гордыню,
Заставить «эго», умалясь, исчезнуть,
Проникнитесь единством Мирозданья,
Любите сердцем вашим всё живое
Во всей его Божественной природе,
Не унижайте братьев наших меньших
И будьте милосердными друг к другу.

И помните: пока душа закрыта,
Любовь ущербна и коварно лжива.
В ней постоянно ненависть таится
И зреет лицемерия отрава.
Лишь Путь всецельной преданности Богу
Наполнит сердце истинной Любовью.
Рождение души — Любви рожденье.

Чтобы единым стать с Отцом Небесным,
Изгнать честолюбивые страданья,
Наполниться Божественной любовью
И обладать Божественною силой,
Должны исчезнуть ваши чувства, мысли —
И лишь тогда нисходит Дух Господний
И тихо в вас вершит Отцову волю.

Вы стать должны невинны, как младенцы,
Которые не путаются в мыслях,
А пребывают здесь сию минуту,
Доверчиво родителям внимая.
Их существо не ведает страданья
И не несёт груз памяти ненужной,
Встречая мир улыбкою открытой.

Ну, а пока Мне жутко одиноко
И больно сознавать, что вы далёко
От пониманья слов Моих всем сердцем,
Всем существом своим, всей сутью.
В конце концов один из вас решится
На низкое предательство, иные ж,
Забыв Меня, на время отрекутся.

А в муках смерть, Мной принятая мирно
Во исполнение Отцовой воли,
В безмерное унынье вас повергнет,
И в страхе затаитесь вы невольно.
Огромное сомненье вас охватит,
Когда услышите в ехидных разговорах:
«Спаситель, а Себя спасти не в силах!»

Но волею Отца и силой Духа
Мне надлежит воистину воскреснуть,
Дабы уверовать вам в Моё сыновство,
В Жизнь Вечную и Царствие Господне.
Посеяв в мире семена Бессмертья,
Я вознесусь в Отцовскую Обитель,
Чтобы в урочный час сюда вернуться.

И сбудутся тогда Мои реченья —
Огонь Небесный спустится на Землю
И огненная жатва состоится.
В Жизнь Вечную немногие возьмутся —
Лишь те, кто без сомнения со Мною
В словах, стремленьях, помыслах, поступках,
Кто Господу был предан всей душою.

Другие же — пестующие «эго»,
Лелеющие алчность, гнев и похоть,
Стремящиеся к власти и богатству
И просто прозябающие сонно —
Займутся в корчах пламенем Небесным.
Так Суд Господний вскорости очистит
Больную Землю от смердящей скверны.

И пусть кому-то кажется наивным
В момент сей это предсказанье.
Разубеждать Я их, увы, не стану, —
Всё сказано уже неоднократно.
Одно скажу: раскаяться в свершённом,
Себя увидеть в неприглядном свете
И стать на верный Путь ещё не поздно.

Настанет время, и уже настало,
Когда Отцу вам надо поклоняться
Лишь в Истине и в Духе, — остальное ж
Незрелостию вашей объяснимо,
А потому ваш Бог ещё не полон, —
Ведь Бог есть Дух, и поклоняться в Духе
И в Истине — есть подлинная вера.

А Духа Истины сей мир принять не может,
В неведенье и страхе пребывая.
Лишь любящий Меня познать способен
Дух Истины во всём Его величье.
Он от Отца Небесного исходит
И послан будет вам как Утешитель
В момент, когда Я этот мир покину.

С Моим приходом старый мир повержен, —
В нём Новый Мир пророс, укоренился;
А проповедь Моя, Мои страданья,
Смерть на кресте и Воскресенье Тела, —
И есть закваска обновленья Мира.
И в каждом, кто воистину со Мною,
Идёт уже преображенье плоти.

Возьмутся в Царство Божие те люди,
Кто неприметным образом взлелеял
Его внутри — в нетленном храме тела.
В час Царствия оно преобразится, —
Из смертного и тленного доселе
Родится осиянное Бессмертьем,
Любовью и Божественною силой.

Когда во Мне рождается страданье,
Не Я страдаю, а страдает Тело,
Но не Моё, а Тело всей планеты
И каждого из вас — Его частицы.
В страданье этом — всё несовершенство
Земли и человеческой природы, —
И эта боль поистине огромна.

А потому — грядущее Распятье
Есть и конец, и обновленье Мира
В последующем Светлом Воскресенье.
Тогда сойдёт в измученное Тело
Вобравший Силу — вечный Дух Бессмертья
И озарит потухшие сознанья
Всех истинно страдающих и грешных...


Венёв — Москва — Лебяжья Поляна
июль — сентябрь 1999 г.

Окончательная редакция —
июнь 2016 г.

лого