«Сознательная Эволюция Человека» — Я точно знаю…
ПРАКТИКА | Истории духовного становления | Я точно знаю…

Я точно знаю…

Бо́льшую часть детства я провёл на окраине Москвы. За окном был чудесный лес, у меня было много друзей, с которыми мы целыми днями играли во дворе. При школе был бассейн, куда я ходил заниматься, у меня хорошо получалось, и меня хотели отдать в спортивный класс. Детство было яркое и счастливое. Мы жили в съёмной квартире, но однажды родители купили квартиру в другом районе Москвы, и мы переехали.

Для меня это было тяжёлым переживанием. За окном вместо леса была шестиполосная дорога, по которой круглые сутки ездили машины, не было в этом районе и бассейна. Я никого не знал в школе, сильно замкнулся в себе. Тогда-то родители подарили мне компьютер, который заменил мне всё на свете. В то время как раз начали появляться первые многопользовательские интернет-игры, в одну из таких я и начал плотно играть. Я играл всё свободное время, а у школьника его было много. Ночью мне снилось, как я играю, в школе я не особо слушал на уроках, думал о том, как я приду домой и буду играть. На каникулах я ложился спать в 8 утра, когда родители уходили на работу, просыпался вечером, когда они приходили с неё. Неделями мог не выходить из дома. Да и незачем было, в реальной жизни у меня никого и ничего не было, а в интернете я был известным, главой большой гильдии, было сотни друзей, которых я никогда не видел в живую. Я играл так много, что зрение упало до отметки минус 7,5.

В старших классах я стал понемногу социализироваться, начал пить алкоголь, общаться с людьми вживую. Поступил в институт, попал в большую компанию, увлекающуюся экстримом. Начал прыгать на ве́лике, делать всякие трюки. У меня хорошо получалось, потому что было совершенно на себя наплевать, не боялся падать. С тех времён по всему телу остались шрамы. Почему мне так нравилось заниматься экстримом?! У меня было стойкое чувство, что я не живу вовсе. И только после какого-нибудь особо опасного прыжка, с приливом адреналина, я чувствовал себя живым. Всё становилось ярким, контрастным, кружилась голова от восторга.

Несколько лет мы катались в любую погоду. И однажды с другом приехали на самый большой трамплин в Москве. На крутом склоне холма из брусьев была построена разгонная дорога, по которой нужно было проехать и прыгнуть вниз на склон, пролетев при этом вниз около 10 метров. Собрались прыгать его вместе, по очереди, первым прыгал друг. Прыгнул и приземлился он хорошо, но в результате сильного ускорения, уже на склоне, он подскочил на кочке и врезался в дерево. Сломал себе 5 рёбер, обломки которых проткнули ему лёгкое. По причине того, что дело было в лесу, «скорая» добиралась долго, так что у друга были все шансы умереть прямо там, на склоне холма. Но, к счастью, всё обошлось, в реанимации его откачали. Это событие произвело на меня впечатление, и весьма сильное. Больше мы на ве́ликах не прыгали. Но «задница» требовала приключений, так что вскоре мы начали заниматься сноубордом. Конечно, мало просто катиться вниз с горки, мы стали учиться прыжкам и трюкам. Учился делать сальто и в результате травмировал себе спину, которая болит до сих пор.

Такая и была жизнь: учёба, компьютер, экстрим и алкоголь. Я никогда ни о чём не задумывался, мне была неинтересна религия, философия, я не думал над смыслом жизни, просто жил в витальном угаре. Сильно влюбился, но девушка любила другого. Так что ревновал, ненавидел, страдал, стал сильно приналегать на алкоголь. Тогда в продаже начали появляться алкогольные коктейли, в полуторалитровых бутылках, по цене 50 рублей. Их-то мы и пили целыми днями, в тёплое время года на улице, зимой по подъездам, квартирам. Несчастная любовь усугубляла эту тягу к спиртному. Напившись, я часто становился депрессивным, куда-то уходил, чтобы грустить в одиночестве. Иногда просыпалась агрессия, я искал драки с друзьями и незнакомцами, а под конец алкогольной карьеры я пил до провалов в памяти. Сижу где-нибудь в компании с бутылкой в руке, потом моргаю, — а уже завтра, я в своей комнате сплю в одежде. И совершенно без понятия о том, как я тут очутился и что было вчера вечером. Само собой, узнавая потом из вторых рук про свои забытые приключения, хороших историй и поступков выслушивать не приходилось.

Однажды, после одной такой попойки, ко мне подошла мама и сказала: «У тебя проблемы. Тебе нужна помощь?» Я сказал, что нужна. Тогда меня отвезли к целителю, специалисту по акупунктуре, сказали, что он мне поможет бросить пить. Знаете, произошло прямо как в анекдоте, — в США в 21 год начинают пить, а в России в 21 пить уже бросают. Лечение состояло из нескольких сеансов, но уже после первого пить я перестал. Я был в необычной ситуации: раньше я просто каждый вечер ходил пил, мне не было нужды думать о чём-либо, а теперь пить я больше не мог и не знал, чем себя занять. На одном из сеансов я спросил у этого целителя, чем он увлекается. Он ответил, что эзотерикой, а на вопрос о том, что это такое, дал мне книжку Ошо, уточнив, что ценна только данная книга, в данном переводе, а остальное читать не нужно. Посоветовал попробовать жить и не судить других людей и вообще не судить ничего. Тогда я впервые обратил внимание на собственное мышление, его механистичность. В книге были суфийские притчи и комментарии к ним, а также базовая информация про то, что такое «эго» и медитация. Я начал потихоньку медитировать, а также изучать суфизм, накупил кучу книг по нему. Суфизм меня очаровал. Хоть он и был про любовь к Богу, а я тогда про Бога ничего не понимал, всё равно стихи, притчи, рассказы древних суфиев давали некий намёк, аромат чего-то.


Возлюбленная сидела,
Повернувшись к моему открытому сердцу так долго,
Что, кроме её Атрибутов и Природы,
От моего сердца не осталось ничего. (Ширин Магриби)


Когда влюблён, стыжусь всего,
Что о любви сказал.
Хоть объяснения, слова и проясняют смыслы,
Любовь безмолвная ясней и просветлённей…
Как то перо, что по бумаге проносилось,
Но до любви дошло и тотчас расщепилось. (Джалаладдин Руми)


Было даже желание пойти в суфийскую ха́наку (обитель), чтобы встретить живых суфиев, мастера. Но это желание прошло.

Тогда, в 2009 году, я узнал про Сознательную Духовную Эволюцию и впервые пришёл на лекцию к Вам, Александр Васильевич. Мне было 20 лет. Вы тогда пожали мне руку и сказали: «У тебя всё получится, по глазам вижу». Уже к тому моменту я был в нирване, и довольно сильно. Помимо проблем с памятью ещё один побочный эффект этого состояния — это тупость. Я прочитал несколько Ваших книг и ничего в них не понял. И только спустя год, как я походил на Ваши лекции, начал понимать, о чём вообще речь ведётся, что есть некая нисходящая энергия, которую нужно открыть и не мешать ей работать. Вы посоветовали мне концентрироваться на области сердца. Я так и делал всё свободное время, а его было довольно много.

Одновременно с Вашими книгами я изучал и восточные учения. Прочитал десятки книг на эту тему: индуизм, веданта, адвайта, все виды йоги и так далее. Восточные учения тоже меня очаровали, как и суфизм в своё время. Они были такие обширные, изощрённые, с целой кучей методов, медитаций, концентраций и практик на все случаи жизни. Тоже было сильное желание пойти в ашрам, монастырь йоги, но это прошло.

Из всего учения Востока я для себя взял две вещи. Первое, что это не другие люди плохие, а мой ум грязный, который их так оценивает. Другие люди только помогают увидеть свои несовершенства, они, как учителя, помощники на пути. А второе, это следующие слова: Неважно, как вы думаете, важно, как святые думают. Вы думаете неправильно, если бы вы мыслили правильно, вы бы тут вообще не родились. Когда я впервые это услышал, это было как откровение. Я очень остро понял, что все «мои» мысли и мнения не привели меня к счастью, они привели меня к страданиям и бедствиям. Я стал критически относиться к своим оценкам и стал учиться думать, как думают святые различных традиций.

Так продолжалось пару лет, я медитировал вниз, читал много различной литературы на эзотерическую тематику, ходил на Ваши лекции, а также на всякие другие занятия. Со временем я стал понимать, что сижу на двух стульях и нужно выбирать куда двигаться. Я почувствовал, что не могу себя заставить выполнять йогические практики, определённые медитации, концентрации и так далее. Тогда я оставил всё восточное и выбрал только Путь Сознательной Духовной Эволюции.

В то время я начал чувствовать теплоту в сердце, сознание понемногу вернулось в тело. Мне вдруг начало нравиться христианство, Новый Завет, Паисий Святогорец, Иоанн Крестьянкин, Исаак Сирин, — всё это было чем-то очень тёплым, родным. Я начал молиться и чувствовать благодать в сердце. Так, будучи атеистом и никогда не задумываясь о Боге, я стал религиозным. И не то чтобы я говорил я верю, а больше подходит я точно знаю. Это было замечательное время: я ходил, а в голове могла, например, целый месяц крутиться одна цитата Исаака Сирина: Если однажды вверил ты себя Господу вседовлеющему для охранения твоего и смотрения о тебе и если пойдёшь вослед Его, то не заботься опять о чём-либо таковом, но скажи душе своей: «На всякое дело довлеет для меня Того, кому единожды я предал душу свою. Меня здесь нет; Он это знает». Тогда на деле увидишь чудеса Божии: увидишь, как во всякое время Бог близок.

Ещё одним удивительным опытом было следующее. Я никогда не верил ни в какие энергетики, чакры и тому подобное. А тут вдруг во мне появилась эта чувствительность, я начал чувствовать вибрации других людей. Как у них работает мышление, эмоции. Острее всего, конечно, чувствовалось раздражение, недовольство, всё негативное. Я мог сесть в метро на скамейку и чувствовал, что за человек сидел на ней только что, до меня. Иногда я в знак приветствия жал руки людям, и потом моя ладонь ужасно болела, сколько её потом ни мой под холодной водой. Чувствовал себя оголённой раной, от всех было больно. Мне тогда сказали, что, по мере приобретения ровности, это пройдёт. Так и случилось, теперь такого рода чувствительность уже не сильно беспокоит.

Однажды (конец 2011 года) подруга, которая когда-то мне и поведала про Вас, сказала, что чувствует от меня любовь, сострадание, спросила, не родился ли я в Духе. Я сказал, что бывает такое состояние любви, но не часто, и мы решили подойти к Вам, чтобы уточнить этот вопрос. Вы тогда сказали, что да, это уже произошло. Помню, что был тогда обрадован и удивлён.

Я не заметил какого-то резкого перехода, всё произошло как-то гладко, без борьбы, незаметно. С началом молитвенной практики я начал и сдаваться. И шёл по Пути, не оглядываясь, некуда было возвращаться, слишком ярким ещё было в памяти то ужасное состояние, когда я пил.

Подумал — ну, хорошо, я теперь рождённый в Духе, можно жить, как дышать. И прекратил делать что бы то ни было на Пути: ни следить за своим умом, ни молиться, ни читать, ни ходить на лекции, словом, ничего. И за пару месяцев вдруг стал съезжать на витальные удовольствия и развлечения, терять эту теплоту и тишину, ровность. К счастью, понял, что делаю что-то не так, и снова возобновил все практики.

Действительно, как Вы и рассказывали, пропадают все страхи и страдания, ты точно знаешь, что всецело в руках Бога, всё с тобой будет по Его воле. А в сердце чувствуешь благодать и утешение.

Витальное только долго не успокаивается, с умом проще. Я тогда часто хотел, чтобы сразу стать 60-летним, чтобы витальные страсти и выкрутасы оставили меня в покое. Ещё я понял, что душа всегда молится. Сидел как-то на работе в офисе (2016 год), 11-й час ночи, и, как и мои коллеги, роптал, мол, вот такие переработки, а до дома ещё 2 часа ехать, а завтра снова к 9 приезжать, как всё плохо, а потом слышу тихий голос: «Ну чего ты так домой хочешь? Дома что, Бога больше, чем здесь, в офисе?» И сразу почувствовал утешение.

Был период в пару лет, когда я прекратил со всеми общаться — с обычными друзьями, с которыми дружил со школы, с новыми друзьями, которые ходили к Вам на лекции, — устроился работать на склад, чтобы поменьше разговаривать с людьми. Было нужно уединение некоторое. Ровность укрепилась, однако вместе с тем начало появляться духовное «эго». Меня никто не трогал, не беспокоил, и я начал сам себе казаться духовным суперменом, мол, у меня уже всё замечательно.

С этим помогла справиться работа в конфликтном коллективе, в госучреждении, а также отношения с девушкой, которая частенько была недовольна. В ходе ссор с начальством, с девушкой я увидел очень ясно, что у меня ещё полным-полно гордыни, нету никакого смирения. Эти несовершенства были так очевидны, что иллюзии «эго» насчёт собственной духовной состоятельности прекратились.

Теперь живу тихо, спокойно. Внутри тишина и благодать. Иногда на голову сваливаются целые океаны энергии, чувствую себя каким-то молчаливым трансформатором. Бывает плотная энергия, от которой не могу ничего делать, просто ложусь на кровать, и — ни подумать, ни пошевелиться. Из планов на дальнейшую жизнь — долговременное внутреннее молчание, как говорил Исаак Сирин.

Хочу сказать Вам большое человеческое спасибо за всё, что вы делаете для нас, Вашу просветительскую работу.

В заключение приведу пару строк, которые однажды сами собой появились на бумаге.

У меня такое чувство, что никто никогда не страдал, не мучился, не умирал, не причинял боли и сам её не испытывал и что жизнь не трагична и всё это не в самом деле. И все люди, живые существа, за всю историю не умирали. Вижу, как раны затягиваются, болезни проходят и те, кто замёрз, — согреты, и те, кто голодал, — накормлены, и те, кто несчастен и одинок, — обняты и чувствуют, что больше они не одни, а нужны и любимы. И на всех и всюду опускается, словно бы покрывало, благодать, и нету больше печали. И глаза, что глядят в прошлое и видят только плохое, вдруг увидели везде свет, согревающий свет.


Макс
Москва
2017 г.